СТАРИЙ КАЛУШ

Яков Хонигсман ЮДЕНРАТЫ В ЗАПАДНОЙ УКРАИНЕ




Яков Хонигсман

ЮДЕНРАТЫ В ЗАПАДНОЙ УКРАИНЕ

 

0 роли и политике еврейских советов, известных под названием "юденраты", написано немало и спорят давно. Одни авторы считают, что многие юденраты и их руководители сыграли во время Катастрофы европейского еврейства позорную роль, служили орудием в руках нацистов, помогали им грабить, а затем депортировать и уничтожать узников гетто. Другие ученые пытаются всесторонне оценить их деятельность, найти в ней положительные аспекты.

Авторы фундаментальной работы "Катастрофа европейского еврейства" отмечают, что "в последние дни существования еврейских общин, в период депортации в лагеря смерти, лидеры юденратов действовали по-разному. Некоторые покончили жизнь самоубийством, другие призывали к бегству, кто-то связывался с подпольем. Но большинство председателей юденратов пытались "протянуть" существование евреев разными способами. Так как речь шла об отправке на смерть, борьба велась за каждую отдельную жизнь и заключалась в предпочтении, отдаваемому спасению той или иной части общины" [1]. Такое утверждение не отрицает тот факт, что многие члены правления юденратов не оправдали доверия общин. Что касается самоубийства ряда руководителей юденратов, то это ничего хорошего еврейскому населению не дало. Самоубийства ряда председателей юденратов вносили лишь растерянность в их среду, ослабляли волю к сопротивлению, деморализовали людей.

Политика юденратов часто была трусливою и позорной.

Еще в годы Катастрофы варшавского еврейства Эммануил Рингельблюм, очевидец деятельности юденрата, писал в январе 1942 г.: "Вся деятельность юденрата есть чудовищное оскорбление еврейской бедноты, взывающее к небу о мести. Если был бы Бог на небесах, то он должен громом уничтожить это гнездо зла, лицемерия и обдирательства ". [2] Подобную характеристику юденратам дал известный историк Артур Айзенбах: "Юденраты посылали в лагеря принудительного труда главным образом беднейшую часть еврейского населения... Народные массы страдали от двойного гнета: от эксплуатации и угнетения кровавого фашистского оккупанта и от юденратов". [3]

Известный исследователь геноцида европейского еврейства Рауль Гильберг считал, что юденраты создавались по единому образцу во всем генерал-губернаторстве - по образцу, определенному германскими властями. Главной их задачей было выполнение немецких приказов, особенно в период массового уничтожения евреев. "Юденраты стали важным орудием уничтожения еврейства, поскольку облегчали тяжкую задачу германской административной системы". [4 ] Тот факт, что юденраты возникли из самой еврейской среды, только ухудшал их положение и толкал в западню: "Во всей Европе изменники открыто солидаризировались с немцами, а в еврейской общине члены юденратов считались принадлежащими к еврейскому народу, даже при исполнении смертных приказов немцев... В итоге деятельность юденратов, по мнению Р.Гильберга, служила германским интересам, поскольку усыпляла бдительность еврейского народа". [5] Политика и деятельность юденратов была оценена весьма негативно и многими историками-неевреями. Так, польский историк Ч.Мадайчик писал: "еврейские советы состояли в основном из людей пожилого возраста, склонных к соглашательству. Чувствуя ответственность за судьбу своих единоверцев, они избрали политику "выжидания" и "задабривания" немцев. Действуя такими методами, они надеялись избежать Катастрофы... Отношение евреев к юденратам было в целом весьма негативным. [6] Даже те, кто пытается найти положительные стороны в политике и деятельности юденратов, вынуждены признать, что "вместо того, чтобы помогать евреям, они часто становились пособниками нацистов. Когда нацисты, например, решали вывезти евреев, то часто приказывали местному юденрату привести на следующее утро определенное число евреев на железнодорожную станцию. Большинство юденратов выполняло подобные распоряжения и даже посылало еврейскую полицию, чтобы насильно привести тех, кто не пожелал явиться по повестке". [7]

Попытки некоторых авторов оправдать политику "задабривания" гитлеровцев, сотрудничества юденратов с убийцами тем, что она позволяла спасти жизнь отдельным евреям или группам, никого не оправдывают и являются несостоятельными. Конечно, юденраты не могли противодействовать общей политике нацистов в отношении евреев, которых они планировали истребить, но должны были более активно содействовать организации бегства в леса, горы, движению Сопротивления, помогать молодежи искать пути спасения и борьбы. Тогда жертв было бы значительно меньше.

Позорная роль юденратов заключается в том, что они и их полиция были активно использованы гитлеровцами для подавления всякого сопротивления в гетто. Под дымовой завесой мнимого еврейского самоуправления гитлеровцы использовали юденраты как орудие своей политики истребления евреев. Юденраты, снабженные призрачными атрибутами власти, призывали евреев к пассивному существованию и таким образом "способствовали истреблению своих сородичей". Там, где юденраты были связаны с подпольем, помогали евреям находить путь к партизанам, там многие узники гетто находили спасение. Там же, где юденраты следовали "по кровавым маршрутам, указанным гитлеровцами", там имели место массовые убийства евреев. И вина за это в значительной степени ложится на юденраты". [8]

Автор известной работы о юденратах И.Трунк разделил деятельность юденратов на два периода. В течение первого периода, когда евреев сгоняли в гетто, деятельность юденратов, по мнению И.Трунка, была положительной. Они помогали евреям уцелеть при помощи "добросовестной работы" для немцев. Юденраты исходили из принципа: "Кто хорошо работает, имеет больше шансов выжить" В дальнейшем, когда начались акции истребления, деятельность юденратов сводилась к следующему: они приносили в жертву неработающих, детей, стариков и больных во имя спасения основного ядра еврейского населения ценой кровавых жертв. В этом, как утверждал И.Трунк, "трагедия юденратов". Тот же автор подчеркивает, что там, где юденраты помогали молодежи бежать в леса, партизанские отряды, там жертв от гитлеровского геноцида было меньше. [9] Это еще раз подтверждает мысль о том, что если бы юденраты были более решительными в борьбе с гитлеровцами и их пособниками, то не было бы такого массового истребления евреев в гетто.

Юденраты стали составной частью плана "окончательного истребления еврейского населения". Первые указы о создании юденратов были изданы еще во времена агрессии гитлеровской Германии против Польши. 21 сентября 1936 г. начальник полиции безопасности Гейдрих разослал всем командирам айнзац-групп полиции безопасности срочную секретную депешу № Р/11-288/39 относительно решения "еврейского вопроса на оккупированных территориях". Приводим текст документа:

"В связи с обсуждением, состоявшимся сегодня в Берлине, я вторично обращаю ваше внимание на то, что общие конечные задачи необходимо хранить в строжайшей тайне". Причем требовалось проводить `различие между: 1) конечной целью, требующей большого времени, и 2) стадиями в достижении конечной цели, которые следует исполнять в кратчайшие сроки. Запланированные акции требуют самой тщательною технической и экономической подготовки. Разумеется, мы не можем определить отсюда все предполагаемые детали этих акций: нижеследующие указания и распоряжения даются с целью побудить командиров айнзацгрупп к практическим размышлениям.

I

Первый этап на пути к конечной цели - это, прежде всего, концентрация евреев из сел и местечек в больших городах. Его нужно выполнить быстро.

При этом необходимо провести различие между 1) территориями Данцига, Западной Пруссии, Познали, Восточной Силезии и 2) остальными оккупированными территориями.

По возможности следует полностью освободить от евреев территории, упомянуть в пункте 1, по крайней мере, следует оставить там лишь несколько городов с концентрированным еврейским населением.

На территории, упомянутой в пункте 2, следует учредить как можно меньше пунктов концентрации с тем, чтобы облегчить последующие акции. Вместе с тем необходимо позаботиться, чтобы эти пункты концентрации были расположены только в железнодорожных узлах или, по крайней мере, поблизости от железных дорог. Принципиально постановлено, что общины, состоящие менее, чем из 500 душ, следует перевести в ближайший пункт концентрации. Это указание на действительно на территории айнзацгрупп 1 - восточнее Кракова, между Полянице-Ярослав, новой границей и бывшей границей Польши и Словакии. Там следует сохранить лишь вспомогательную команду евреев. Позднее следует создавать еврейские советы старейшин, о которых речь пойдет ниже.

II

Еврейские советы старейшин.

1. В каждой еврейской общине следует создать совет старейшин, состоящий, по возможности, из уважаемых и влиятельных лиц и раввинов. В его состав должны входить до 25 лиц мужского пола (в зависимости от величины еврейской общины). Он будет нести всю полноту ответственности за точное исполнение в указанные сроки всех настоящих и будущих распоряжений.

2. В случае саботажа следует предупредить советы о принятии самых строгих мер.

3. Юденраты должны осуществить как можно более полную перепись еврейского населения по полу и возрастным группам: а) до 16 лет, б) от 16 до 20, в) старше 20, а также по профессиям. Результаты переписи следует представить в ближайший срок.

4. Следует объявить советам старейшин даты этапов, продолжительность, средства транспортировки и маршрут, кроме того, возложить на них личную ответственность за выезд евреев из деревень и поселков.

Поводом для концентрации евреев в городах будет служить утверждение, что они принимают участие в партизанских действиях и грабежах.

5. Советы старейшин в городах концентрации должны отвечать за размещение евреев, прибывающих из сел и местечек. В связи с концентрацией евреев в городах, по-видимому, появится необходимость дать указание о запрете евреям проживать в некоторых кварталах из соображении общей безопасности, а такие учитывая экономическую необходимость, о запрете им покидать территорию гетто и выходить на улицы вечером после определенного часа.

6. Советы старейшин будут также ответственны за содержание евреев во время этапирования их в города. Не следует запрещать отбывающим брать с собой имущество, если это осуществимо технически.

7. Евреям, не выполнившим приказ о переселении в города вследствие уважительных причин, следует дать небольшую отсрочку. Нужно предупредить их о строжайшем наказании в случае нарушения приказа после истечения отсрочки. [10]

Действие указа Р.Гейдриха от 21 сентября 1939 г. распространялось на всю оккупированную гитлеровской армией территорию Польши. Что касается созданного в начале октября 1939 г. генерал-губернаторства, то здесь действовал указ генерал-губернатора Г.Франка от 28 ноября 1939 г. В этом указе было сказано следующее:

1. В каждой еврейской общине будет создан представительный орган.

2. Этот представительный орган, юденрат, будет состоять из 12 евреев в общинах свыше 10 тыс. чел. Юденрат избирается членами общины. На место уходящего с должности члена юденрата должен немедленно избираться новый член.

3. Юденрат избирает председателя и заместителя.

4. 1) После выборов, которые должны пройти не позднее 31 декабря 1939 г., следует сообщить о составе юденрата районному администратору (Kreishauptmann) а в городах - городскому администратору (Stadthauptmann);2) Районный (городской) администратор решает вопрос об утверждении состава юденрата. Он уполномочен установить другой состав.

5. Юденрат получает через председателя или его заместителя указания германских властей. Он отвечает за их полное и точное выполнение. Все евреи и еврейки обязаны подчиняться юденрату, выполняющему распоряжения немцев".

Из указа Гейдриха следует, что юденраты должны были подчиняться полиции безопасности и айнзацкомандам; из распоряжения Франка - юденраты подчинялись только гражданской администрации. Однако, как убедимся из дальнейшего изложения, юденраты подчинялись и первым и вторым. Руководили ими, главным образом, представители полиции и гестапо. Они и определяли основные функции и задачи юденратов. Эти функции сводились в основном к следующему:

    1. Регистрация и контроль за еврейским населением, учет всех евреев, в первую очередь трудоспособных, для осуществления принудительных работ. Статистические сведения нужны были немцам и для распределения по карточкам продуктов питания, а в период депортации для организации этапов.

    2. Осуществление принудительных работ, возложенных на евреев. 26 октября 1939 г. был издан приказ, обязывающих всех евреев мужского пола от 14 до 60 лет участвовать в принудительном труде, организованном юденратами. Для этого цели юденрат проводил перепись всех трудоспособных и организовывал их направление на работы, указанные немцами.

    3. Переселение евреев в гетто, обеспечение изоляции евреев от остального населения городов.

    4. Содействие немецкой полиции в проведении конфискации еврейского имущества, обысков с целью извлечения укрытых ценностей.

    5. Обеспечение всех евреев отличительными знаками, нарукавными повязками и нашивками со звездой Сиона.

    6. Контроль за тем, чтобы не допустить эпидемии, которая могла бы отразиться и на здоровье арийцев.

    7. Содействие в проведении депортации евреев в период их массового уничтожения. [11]

     

Перечисленные функции были общими для всех юденратов генерал губернаторства. Кроме того, решались задачи, возложенные на правления самими юденратами. К ним относились: сбор налогов и платежей, контрибуций, зимних вещей для немецкой аралии, организация здравоохранения, снабжение населения гетто продуктам питания, расселение людей, организация производства, а также воспитания и образования молодежи, проведение культурных мероприятий и т.д. Эти задачи каждая община решала в соответствии с местными условиями и возможностями.

Как уже отмечалось выше, юденраты возникли в генерал-губернаторстве осенью 1939 г. в Петрикове-Грибунальском, Пулавах, Красноставе, Сосновце, Кракове и др. К концу 1940 г. в генерал-губернаторстве функционировало уже около 200 юденратов и столько же гетто. [12]

 

После оккупации западно-украинских земель летом 1941 г. здесь так же стали возникать юденраты во многих городах и местечках. Первые из них были созданы по инициативе местной администрации и военнополевых комендатур в июле 1941 г. - в Тернополе, Станиславе, Львове, Дрогобыче и др. Наибольшим юденратом был львовский. Он был создан следующим образом. Военный комендант Львова генерал Рокк и староста Ю.Полянский вызвали к себе 16 июля 1941 г. несколько видных общественных деятелей еврейской национальности Львова, в том числе известного правоведа, профессора Львовского университета Мауриция Аллерханда**. Гитлеровцы намерены были назначить его председателем львовского юденрата. М.Аллерханд, ссылаясь на свой преклонный возраст и болезни, категорически отказался от предложенной должности. Через несколько дней он был снова вызван к старосте Ю.Полянскому. И вновь М.Аллерханд отказался возглавить еврейский совет во Львове, мотивируя тем, что он старый и больной. Тогда эта должность была предложена львовскому адвокату, бывшему офицеру австро-венгерской армии, доктору Юзефу Парнасу (1902-1941). Это был выходец из еврейской помещичьей семьи один из активных ассимиляторов. Ю.Парнас сначала попытался отказаться от предложенной должности, но, испугавшись угроз, принял предложение, надеясь помочь своим согражданам-евреям. Заместителем Ю.Парнаса стал львовский адвокат, бывший редактор еврейской газеты "Тогблатт", один из руководителей галицкого объединения "Общих сионистов" доктор Адольф Ротфельд (1899-1942). Военный комендант Львова и староста Ю.Полянский 22 июля 1941 г. утвердили Ю.Парнаса и семь его коллег членами правления львовского юденрата. Им выделили помещение в бывшей еврейской религиозной общине по ул. Старотандетной, 2. Итак, юденрат в составе восьми членов начал работу. Через месяц были подобраны еще четыре члена совета. Вторым заместителей Ю.Парнаса стал доктор Генрих Ландеcберг. Членами правления львовского юденрата стали доктор Генрих Гиноберг, Эдмунд Шертзер, Нафтали Ландау, промышленник Яков Хитер, Самуил Зайденфрау, Иосиф Гох, Шолом Улям, Маурици Бубер, Наум Зарвинцер. Все они были известными и уважаемыми во Львове людьми. [13]

В конце июля и августе начали работу юденраты в Дрогобыче (председатель - доктор Розенблат, члены правления: доктор А.Герстенфельд, Я.Берман, М.Гринтауз, К.Ковалек, А.Кригель и др.), Станиславе (председатель - доктор А.Лам, члены правления: доктор Я.Блюменфельд, А.Сейбальд, инженер ю.Фаерман и др.), Тернополе (первый председатель юденрата - Густав Фишер, после того как его убили председателем стал доктор А.Липпе; через некоторое время его сменил И.Погорилес, члены правления: Ш.Кофлер, доктора: Л.Ваксман и А.Вайс, С.Циммерман и др.). Юденраты были созданы также в Бориславе, Бродах, Буске, Жолкве и др. [14] Многие члены правления юденратов согласились работать в еврейских советах, надеясь, что им удастся помогать сородичам пережить тяжелые годы войны и гитлеровской оккупации. 25 июля староста Львова Ю.Полянский и представитель немецкой полиции собрали председателей юденратов Львовщины. Прибыло более 20 чел., в том числе Ю.Парнас и его заместитель (А.Ротфельд), представители евреев Николаева (доктор Шехтер), Рудок (доктор Катц), Жовквы (доктор Рубинфельд), Брод (адвокат Я.Блех) и др. Староста Ю.Полянский заверил представителей еврейской общественности, что юденраты, обладая ограниченной автономией, смогут "регулировать внутреннюю жизнь еврейских общин". Им говорили, что основные Функции юденратов - организация социального обеспечения евреев, снабжение их продовольствием, создание еврейских рабочих команд, готовых трудиться повсюду, где им укажут представители отделов труда и военно-полевых комендатур. [15]

Юденраты повсюду строились по единому образцу - наподобие львовского юденрата, где только одних служащих насчитывалось около 3000 чел. Им выдавали удостоверения о работе в еврейском совете, и на некоторое время это охраняло их от депортации в лагеря принудительного труда, от смерти. Чиновники юденрата и еврейской полиции имели возможность и право содержать хозяйку дома и детей. Но в дальнейшем они разделило судьбу своих единоверцев. Специальное распоряжение генерал-губернаторства "Об организации юденратов" повсюду, где проживают евреи, было издано 21 сентября 1941 г. директиве руководителя отдела внутренних дел генерал губернаторства доктора Бауэра местным старостам и комиссарам рекомендовалось образовать юденраты до 10 октября. На протяжении второй половины сентября и первой декады октября в дистрикте Галиция было создано еще 8 еврейских советов. Повсюду они состояли из 5-12 членов. Так, в Бориславе еврейский совет состоял из семи человек во главе с доктором Германом Фляйшером. В Бродах юденрат возглавил доктор Я.Бдех, в Бибрке - О.Чаллер, Буске - доктор Ш.Лихтман, Николаеве -А.Плехтер, Гудках - доктор Г.Катц, Жолкве доктор Фебус-Рубинфельд, Стрыю - доктор Й.Хитерер, Брюховичах Л.Готесман, Глинна-Наварии - Г.Дорнцвайг, Самборе - доктор А.Райх. [16]

 

Юденраты были созданы во всех городах Станиславщины и Подолья. Председатели еврейских советов подбирали членов правлений и представляли их на утверждение местным старостам или немецким окружным комиссарам. Они состояли, по словам местного историка, очевидца событий Фридмана, из разных людей. Одни из них были политически неискушенными, наивными людьми. Немцы их постоянно обманывали, но они продолжали верить гитлеровцам во всем, что они им говорили. Другие хорошо понимали, что гитлеровцы их обманывают. Но они продолжали играть роль, что они верят им и по их требованию обманывали жителей гетто. Этим самым помогали нацистам вводить людей в заблуждение, усыплять их бдительность. Первые шли работать в юденрат, так как надеялись, что им удается наладить нормальное снабжение людей продовольствием, решить социально-экономические проблемы, возродить культурно-религиозную жизнь. Другие знали, что немцы им врут, что они коварны. Но они делали вид, что им верят. Со своей стороны узники гетто зачастую сами возлагали свои надежды на юденрат. Об этой, в частности, писала в записках о Львовском гетто Рубинштейн: "Мы думали, что кагал (юденрат -Я.Х.) станет связующим звеном между евреями и немецкой властью, что он будет представлять и защищать наши интересы. Но мы глубоко ошиблись. Кагал был занят лишь тем, что поставлял немцам добротную мебель, лекарства и другие вещи, а еврейскую рабочую силу - в лагеря принудительного труда и, о Боже, в лагеря смерти. В кагале было занято несколько тысяч чиновников и большое число бездельников... Исполнительным органом кагала была его еврейская служба порядка. [17] Pубинштейн хорошо знала условия жизни людей в гетто, она и погибла там весной 1944 г. Она вспоминала, что бюрократический аппарат юденрата был громадным. Об этом свидетельствует и материал, опубликованный в первом номере бюллетеня юденрата за январь 1941 г. Там были перечислены отделы, подотделы и секции львовского юденрата: 1. Президиум по ул. Старотандетной, 2 а; II - отдел организационный и кадров; III - отдел снабжения (доктор А.Эгид); IV отдел мебели (Б.Тайгольц); V - телефонная станция; VI хозяйственный отдел с подотделами: общий, торговли, реместа, продовольствия и др.; VII - отдел финансов (И.Пацановский); VIII касса (доктор И.Бардах); IX - редакция и администрация бюллетеня юденрата (Ст.Мадфус); Х еврейская полиция порядка о четырьмя комиссариатами во главе с инспекторами А.Шапиро и М.Голигером; XI - отдел социального обеспечения (доктор И.Кон); XII - отдел труда (доктор А.Яффе); XIII отдел налогов и пошлин (М.Ротт); ХIV-отдел культуры (доктор Н.Браф); ХV- отдел строительства (М.Бренер); ХVI - отдел контроля (вакантный); ХVII - отдел статистики (доктор А.Кац); ХVIII - похоронный отдел (раввин А.Раппапорт); XIX - отдел жилья и переселений (доктор А.Яффе); XX - отдел учета граждан (доктор П.Блюменфельд); XXI - отдел школ (раввин Н.Лойтер); XXII комитет помощи заключенным в лагерях принудительного труда (доктор А.Аксер и Н.Кон); XXIII - отдел санитарии и здравоохранения с поликлиниками и больницами по ул.Кушевича, 5, Замарстыновской, 112, Полтвяной, 39, Боимов, 20 и др. (доктор Н.Блуштейн). [18]

При львовском юденрате на первых порах работали духовная коллегия, которая ведала религиозными школами - хедерами, ими руководили раввины бывшей религиозной общины Львова М.Э.Альтер, Н.Лойтер, ортодоксы И.Вольфберг и С.Раппапорт. Они пытались привить детям из религиозных семей идеи иудаизма и еврейские традиции. Однако с начала 1942 г. все формы обучения в школах были запрещены, а учителя депортированы в лагеря принудительного труда. [19] Из отделов юденрата наиболее активно работали кадровый, через который прошло более 3000 сотрудников всех звеньев совета; отдел снабжения, мебели (Mebelausscheiningen) занятый поиском добротной мебели для немецких чиновников и гестапо, а также социальная комиссия по накоплению подарков (Sachleistungskommissien). Эту комиссию евреи львовского гетто называли комиссией ограбления (Rаubkemmissien). Работники этой комиссии ходили по домам зажиточных евреев и забирали у них добротную мебель, ковры, хрусталь, сервизы и другие ценные вещи, а затем передавали их немцам в качестве "подарков". Этим они наделись заслужить благодарность и снисходительность гитлеровцев.

Много работы имел отдел труда. Он был занят организацией еврейской рабочей силы, а точнее рабов еврейской национальности, которых юденрат должен был поставлять ежедневно в распоряжение гитлеровцев на рабочие места, указанные ими. Согласно распоряжению № А-428 от 20 января 1940) г. все евреи мужского пола от 14 до 60 лет подлежали принудительному труду. Это распоряжение было введено в жизнь на территории Западной Украины со второй половины июля 1941 г. специальным распоряжением местной администрации и военноцелевых комендатур. Юденраты были обязаны "довести до сведения всех живущих в данной местности евреев, что они подлежат теперь и в дальнейшем принудительному труду". Одной из первых и наиболее важных для гитлеровцев функций, вменяемых в обязанность юденратам, как уже отмечалось, был учет всего еврейского населения. С этой целью при юденратах были созданы отделы учета и статистики. В основу учёта легли данные довоенной переписи населения Польши за 1931 г. Они приведены в соответствующих разделах нашей книги. Летом 1911 г. еврейское население пяти областей Западной Украины (без Северной Буковины и Закарпатья) составляло около 930-645 тыс. чел. С конца 1939 г. по июнь 1941 г. в Западную Украину прибыло из оккупированных районов Польши и других мест около 120 тыс. евреев. За это время в северные и восточные районы СССР депортировано около 80-00 тыс. евреев. В первые дни войны эвакуировалось на восток или мобилизовано в Красную Армию около 100 тыс. чел. еврейской национальности. Следовательно, под властью нацистов оставалось около 850-870 тыс. евреев (в Восточной Галиции около 600-650 тыс., на Волыни - 220-250 тыс.). [20].

Большинство евреев было сосредоточено в городах (по данным Т.Беренштейн - около 80%). Во Львове в начале войны - от 150 до 160 тыс., Станиславе - 27 тыс., Дрогобыче и Бориславе -29 тыс., Тернополе - 18 тыс., Луцке - около 18 тыс., Ровно - 26 тыс. В кратчайший срок собранные данные (пол, возраст, профессия и место работы) представлялись в местное окружное староство. Все евреи мужского пола от 12 (раньше шла речь о 14-летнем возрасте) до 60 лет были немедленно взяты на учет в отделах труда юденратов. [21]

В указанном выше приказе подчеркивалось, что, "если еврей не явится на принудительные работы, ответственность ложится на юденрат, который должен следить за тем, чтобы каждый еврей, призванный на работы являлся вовремя, в чистом виде и без вшей. [22 ] При себе нужно было иметь два одеяла, рабочую одежду, плащ, две пары обуви (желательно сапоги), три рубашки, три пары нижнего белья, три пары носков, рукавицы, два полотенца, гребень, щетку, одно полное столовое накрытие. Кроме того, нужно было запастись едой на два дня. Бедняки обеспечивались всем перечисленным из фондов еврейского совета. [23] Через несколько дней юденраты получили выписку из директивы начальника СС и полиции генерал-губернаторства В.Кригера такого содержания: "Проблема принудительного труда для евреев не может быть решена положительно, если не будет создана картотека евреев-мужчин от 12 до 60 лет, в которой должны быть указаны специальность и ремесло... Евреи - умелые ремесленники и было бы ошибкой не использовать эту рабочую силу". [24 ] В соответствии с этой инструкцией в карточках, составленных на каждого еврея, были указаны фамилия, имя, год рождения, место жительства, специальность и место работы. По этой директиве юденраты составляли картотеки на всех живущих в данной местности евреев, эта картотека послужила затем основой для составления списков еврейских рабочих команд (Judeneisatz) которые нацисты использовали на различных тяжелых работах: на строительстве, железнодорожном и городском транспорте, в горно-добывающей и обрабатывающей промышленности, при очистке городской канализации и др. [25 ] Изучение частично сохранившеюся картотеки львовского юденрата (она хранится в Центральном государственном историческом архиве Украины в г. Львове) показывает, что на первых порах оккупации вплоть до создания гетто значительное количество евреев Львова и других городов "дистрикта Галиция" работало на предприятиях, отобранных у евреев оккупантами. [26]

Положение еврейских рабочих было полностью бесправным. Их не только эксплуатировали, не выплачивая никакой заработной платы, но и постоянно избивали, калечили за "непокорность" или малейшие "нарушения" трудовой дисциплины, а подчас и расстреливали.

Значительной была роль отдела снабжения, занятого поисками продуктов питания для населения гетто, снабжение людей хлебом и другими продуктами первой необходимости по низким ценам. Большую и заслуживающую благодарность работу выполняли многие работники хозяйственного отдела и отдела социального обеспечения юденратов. Большинство из них самоотверженно старались обеспечивать узников гетто в первую очередь продуктовыми карточками. Следует подчеркнуть, что продовольственные карточки давали лишь работающим евреям. Иждивенцам их карточки часто вообще не выдавали. Согласно распоряжению местной администрации № 3 от 20 октября 1941 г. евреям выдавали лишь половину того, что отоваривали украинцам и полякам, лишь мизерную часть того, что выдавали немцам. Например, летом 1941г. и осенью 1941г. украинскому и польскому населению Львова выдавали 2 кг. хлеба, 200 гр. мяса без костей, 203 гр. жиров, 200 г. сахара или мармелада в неделю. Еврейскому населению выдавали лишь половицу из вышеперечисленного. [27]

Еврейское население нацисты часто вообще не снабжали продовольствием. Приходилось добывать его далеко на стороне. Этим занимались соответствующие службы юденратов. Но не всегда им удавалось доставать необходимое количество продуктов. Выручали, как правило, маленькие "контрабандисты" - дети, которые ежедневно и ежечасно рисковало жизнью, пытаясь добыть за стенами гетто хоть какие-то продукты питания для своих близких, оплачивая их во много раз дороже, чем на открытых продуктовых рынках, куда евреям вход был запрещен. По данным польского историка В.Бронусяка, цены на продовольственные продукты на черном рынке во Львове и других городах Восточной Галиции были в 10-20 раз выше, чем на легальных рынках. [28]

Положение с продовольствием не было одинаковым во всех гетто. В малых гетто Тернопольщины, Волыни доставать продукты питания было легче. Их приобретали, как правило, у знакомых крестьян. Тяжелее было во Львове и других гетто. В этих городах голод в гетто был частым явлением. Голод сопровождался болезнями, эпидемиями брюшного тифа, уносившими немало людских жизней.

Чтобы сократить число "едоков", гитлеровцы прибегали к акциям депортации евреев в лагеря принудительного труда и лагеря смерти. Как уже отмечалось, прежде всего хватали тех, кто не имел справки о работе - еврейскую интеллигенцию, а также стариков, женщин и детей.

В ноябре-декабре 1941 г. во львовском гетто и других местах усилился голод. Люди умирали от голода и болезней. Во львовском юденрате была тогда создана комиссия по оказанию помощи голодающим, главным образом детям. Комиссию возглавил известный во Львове общественный деятель Лейб Ландау, ему помогали доктор Макс Шафф и адвокат Макс Эттингер. Они обратились к городским властям с просьбой увеличить количество продуктов питания, выделяемых для гетто, а также лекарства. Но городская администрация ответила цинично, заявив, что дело социальной помощи евреям - дело самих евреев. [29]

По инициативе комиссии во главе с Л.Ландау во Львове был создан филиал Еврейской социальной самопомощи, центр которого находился в Кракове.

Еврейская социальная самопомощь (ЕСО) сумела нелегально доставать продукты на "арийской стороне" путем обмена имеющейся в распоряжении юденрата на картофель и другие продукты в близлежащих селах. Благодаря этим мероприятиям тогда удалось спасти жизнь многих людей***.

Отдельные активисты еврейской общественности организовали также помощь для узников концлагерей и тюрем. Осенью 1941 г. был создан "Комитет помощи узникам лагерей" во главе с инспектором еврейской полиции порядка доктором Незисфельдом. Членами этого комитета были доктор Аксер, Хофштетер, Беккер, доктор Филиппова и др. Им удалось "задобрить" некоторых начальников Яновского лагеря и добиться того, что ряд больных узников лагеря был отпущен домой. Другим больным удалось передать продукты и лекарства. Все это помогло больным узникам Яновского лагеря продлить на некоторое время жизнь. Правда, не всегда передачи попадали по адресу. Часто эсэсовцы присваивали продукты и одежду себе. [30]

"Комитет помощи узникам лагерей" функционировал до августа 1912 г., когда почти все его члены стали жертвами гитлеровских палачей. Важным отделом юденрата во Львове и других гетто был жилищный. Он занимался размещением в гетто евреев, согнанных туда из разных мест. Это было не легко, приходилось немало потрудиться, чтобы дать людям крышу над головой. Отделы финансов и налогообложения собирали налоги и различные платежи в кассу юденратов, а также средства для оплаты возложенных на евреев контрибуций.

Загруженным был с самого начала создания гетто отдел похорон. Его сотрудникам и группе евреев, объединенным в обществе "Хевре кедише" при единственной сохранившейся синагоге на ул. Шлейхера (Богиа Рапопорта) приходилось ежедневно хоронить несколько десятков, а иногда и сотен евреев, погибших иди умерших, в том числе покончивших жизнь самоубийством.

В первые дни существования юденратов им было поручено организовать школьное дело для еврейских детей, санитарно-врачебную службу, культурно-просветительскую работу, в особенности религиозное воспитание молодежи. С этой целью рекомендовалось привлечь к работе членов львовского раввината Моше Эльханана Альтера, Натана Лайтера, Исраэля Вольфоберга и др.

Представители львовского юденрата просили у старосты города Львова разрешить им издавать еврейскую газету, наподобие печатных органов в Кракове и Варшаве. Доктор Ю.Полянский обещал, что такая газета будет издаваться, когда евреи будут переселены в гетто. Действительно. Еврейская газета-бюллетень начала издаваться в гетто только с 1 января 1942 г. под названием "Mitteilun, des Judenrates der Judische Gemeinde in Lamberg" всего три номера. B марте 1942 г. во время первой же акции депортации евреев Львова в лагерь смерти Белжец газета львовского юденрата прекратила своё существование. [31 ] Одним из первых требований гитлеровских властей к юденратам была оплата возложенных на евреев контрибуций. 26 июля 1941 г., на четвертый день существования львовского еврейского совета, гитлеровцы потребовали от его председателя Ю.Парнаса собрать у евреев города и внести в банк 20 миллионов советских рублей в виде контрибуции на "восстановление хозяйства города". Военный комендант генерал фон Рокк предупредил, что, если наложенная на евреев контрибуция не будет выплачена в срок, будут проведены кровавые репрессии против еврейского населения. [32]

На следующий день правление юденрата создало комиссию по сбору денежных средств и ценностей для оплаты контрибуции. Председатель Ю.Парнас обратился к евреям Львова с призывом немедленно внести в немецкий банк деньги или ценности. Денежных средства и ценности собирали также и кассиры юденрата по ул. Старотандетной, 2а. В обращении к евреям Львова отмечалось, что сумму контрибуции власти разделили на два части: 10 млн. рублей должны быть внесены в немецкий банк города до августа, а вторую половину следует оплатить до 6 августа 1941 г. [33] В качестве превентивной меры, не дожидаясь окончания назначенного срока погашения контрибуции, немецкая полиция и СС провели аресты среди еврейского населения города, в основном из интеллигенции. Были арестованы учителя средних школ, преподаватели университета, других учебных заведений, журналисты, адвокаты, врачи, деятели культуры и искусства, раввины и др.

Среди арестованных, как уже отмечалось выше, оказались видные ученые: Л.Эрлих, Э.Раппапорт, И.Вайсфедьд, Г.Шрамм, доктор Я.Ротфельд, Я.Геллер, А.Фимер, М.Вартенберг, Г.Шустер, А.Розенфельд, А.Ротт, Д.Нусбаум-Гилярович, В. и К.Райс, Э.Гаусвальд, Л.Зоерман, Г.Аксельрод, раввин Л.Фрейнд, Г.Гофман, Р.Гольдфарб, И.Бергер, Я.Шлехтер и др. Страх охватил еврейское население Львова. Каждый поспешил принести в кассу юденрата деньги или ценные вещи из домашнего скарба. Многие приносили золотые и серебренные фамильные драгоценности. Большую помощь евреям оказывали украинская и польская интеллигенция, представители римо и греко-католического духовенства. Они вносили инкогнито, чтобы никто не знал фамилию жертвователя, деньги и ценные вещи. Ко 2 августа первая часть контрибуции была собрана и внесена в немецкий городской банк. Еврейское население надеялось, что с погашением контрибуции станет легче, что немцы оценят лояльность еврейских граждан и станут относиться к ним лучше. Но этого не случилось. Коварство и цинизм гитлеровцев не знали границ. Они требовали ускорить оплату второй части контрибуции, обещая тогда освободить заложников.

В середине августа вся сумма контрибуции была погашена, но заложников не освободили. Вскоре люди узнали, что гитлеровцы расправились с заложниками еще в 20-х числах июля. Все они были расстреляны в песчаных карьерах за Яновским кладбищем. [34]

Подобное коварство гитлеровцы проявили и в других городах Восточной Галиции. Например, в Жолкве ландкомиссар Рокендорф потребовал от юденрата внести в городской банк в виде контрибуции 250 тыс. рублей, 5 кг. золота и 110 кг. серебра. До погашения этой суммы гитлеровцы арестовали большую группу еврейской интеллигенции, в том числе 70-летних врачей доктора А.Вайса и Р.Патронташа, адвокатов Ю.Йоста, М.Хари, Л.Патронташа, Н.Шлаена, С.Лившица, А.Гольдмана, доктора С.Тюрка, Г.Ниссенбаума, а также председателя юденрата доктора Фебус-Рубинфельда и многих др., всего около 200 человек. Специально созданная комиссия юденрата стала искать возможности оплатить контрибуцию. Гитлеровцы освободили временно председателя юденрата Ф.Рубинфельда с тем, чтобы он мог собрать необходимую сумму денег и ценностей для оплаты контрибуции. Чтобы спасти арестованных, евреи Жолквы отдавали все, что имели, и к 3 августа требуемое количество денег и ценностей было собрано и внесено в банк. В отличие от Львова заложники здесь были освобождены и вернулись домой. [35]

В Тернополе евреи должны были внести до 2 августа 6 млн. рублей и много ценностей. За неделю до окончания срока оплаты контрибуции гитлеровцы арестовали большую группу евреев, главным образом из интеллигенции. Евреи города продали все, что можно было продать, и ко 2 августа оплатили всю требуемую сумму. Но это не спасло тернопольских евреев. Все арестованные были еще в конце июля вывезены на еврейское кладбище и расстреляны. То же самое имело место и в других городах Тернопольской области: в Черткове, Збараже, Бережанах и др. городах Подолья. [36]

В августе 1941 г. была наложена контрибуция на еврейское население Станислава. Гитлеровцы потребовали внести в немецкий городской банк 6 млн. рублей в течение пяти дней. Чтобы собрать требуемые средства, люди продавали за бесценок вое, что только можно было продать. Покупателями были главным образом сельские жители ближайших сел. К 16 августа контрибуция была погашена. [37]

Контрибуциями были обложены евреи многих городов оккупированного края. Повсюду они сопровождались массовыми расстрелами арестованных евреев, объявленных заложниками. И хотя во многих местах контрибуции были своевременно погашены, арестованных заложников не везде освобождали. Во Львове, Станиславе, Дрогобыче и других местах с ними расправлялись до погашения контрибуции. Контрибуциями было обложено также и еврейское население Волыни, Полесья и других оккупированных земель. Повсюду сбор средств и материальных ценностей сопровождался издевательствами и убийствами людей. Причем первыми жертвами становилась еврейская интеллигенция. "Еврейских заложников арестовывали не для того, чтобы их освобождать, а для того, чтобы истребить" - таков был ответ одного из львовских гестаповцев. [38 ] Юденраты оказались бессильными спасти заложников.

В сентябре 1941 г. при львовском юденрате был создан отдел еврейской полиции порядка. Тогда во главе отдела были поставлены люди порядочные, пользующиеся уважением евреев города, в частности бывшие военнослужащие польской армии Макс Голигер, Абрам Шапиро, львовянин Игнац Бартель, Базиль Левин, Арон Блауштейн, главным образом из ассимилированных кругов львовского еврейства. Численность еврейской полиции порядка составляла вначале 200 человек, через некоторое время - 500, а после создания гетто - до 750 чел. В значительной степени изменился ее состав. К руководству еврейской полицией пришли люди низменные, зачастую связанные с преступным миром. Стремясь во что бы то ни стало сберечь свою жизнь и имущество, они пошли по кровавому пути, указанному гитлеровцами. Полицаи слепо выполняли их волю, участвовали во всех черных делах нацистов. [39]

Правда и то, что среди еврейских полицейских встречались и такие, которые пытались помочь своим несчастным собратьям. Некоторые из них старались переправить молодых еврейских ребят из гетто в лес, достать им оружие. Такими были инспектора еврейской полиции во Львове Г.Ландсман, А.Шапиро и А.Гольдберг. Но это были исключения из общего правила. Большинство еврейских полицаев надеялись выслужиться перед немцами.

Больше порядочных людей встречалось среди сотрудников юденратов и еврейской полиции в малых гетто. Там еврейское население не было так разобщено, как в больших городах. В малых гетто люди лучше знали друг друга, им легче было договориться между собой, готовить акты саботажа, помогать молодежи уходить в леса к партизанам.

Во львовском гетто еврейская полиция находилась под постоянным и неусыпным контролем гестапо и СС. Она была сосредоточена в четырех комиссариатах: первый - недалеко от юденрата, на ул. Бернштейна, 11; второй - на ул. Замарстыновской, 106; третий - на ул. Варшавской, 35; четвертый - по ул. Клепаровской. Работники четвертого комиссариата участвовали в депортации евреев со станции Клепаров. [40]

Иногда депортированных рабочих отправляли сначала в тюрьму, которая находилась в самом гетто на ул. Джерельной. Туда посылали также евреев, которые не имели справок о работе или за иные проступки. Среди узников тюрьмы на ул. Джерельной в начале 1942 г. оказалась дочь убитого редактора популярной львовской газеты "Хвиля" 12-летняя Янина Хешелес. Чудом ей удалось выжить и рассказать после войны о тюрьме во львовском гетто: "В маленькой камере уже сидело на полу более 60 арестованных, друг на друге, женщины, дети, мужчины... Есть давали только тем, кто мог за это заплатить. Кто не мог платить за еду, не ел и умирал от голода, если с ним не делились товарищи по несчастию. В углу комнаты стояла параша, к которой поочерёдно подходили мужчины и женщины. Кто имел деньги или знакомство и мог заплатить 100 злотых, тем выдавали продуктовые карточки, их отоваривали раз в неделю. Таких арестованных выводили по нужде во двор". [41] Тюрьмы находились при комиссариатах полиции в Дрогобыче, Станиславе и других гетто. Оттуда арестованных отправляли в лагеря принудительного труда, а чаще всего - в лагеря смерти иди на расстрел. В малых гетто тюрьмы охраняли, как правило, еврейские и украинские полицаи. С ними легче было договориться, и кое-кому удавалось бежать.

В Дрогобыче еврейская полиция под руководством бывшего офицера Войска Польского Г.Галотти насчитывала 52 чел. В Станиславе ее возглавлял бывший сержант Войска Польского А.Мазора.[42] Сохранились свидетельства, что он не раз помогал людям вырваться на свободу и исчезнуть. Несмываемым позором покрыли себя инспектора еврейской полиции порядка в Тернополе, в частности Фирстенберг и Кофлер. Они до конца верно служили гитлеровским хозяевам, но это их не спасло. К концу 1942 г. многие еврейские полицаи во Львове, Тернополе, Станиславе и Дрогобыче были депортированы вместе о остальными евреями в лагерь смерти Белжец. В конце сентября 1941 г. немецкие власти обязали руководителей юденратов создать объединенный совет всех юденратов "дистрикта Галиция". Во главе этого совета был поставлен доктор Эльяс Рау из Львова, долгое время живший в Германии. Членами совета стали доктор Т.Арвин, Х.Беквер, З.Гликлих, доктор В.Зарицкий, О.Цукерберг, М.Билер и др. [43] Они должны были стать связующим звеном между еврейским населением и немецкой администрацией, следить за неукоснительным исполнением распоряжений немецких властей. Совет юденратов созывался лишь считанные разы и заседал не во Львове, а в местечке Рудки под Львовом. Он заслушивал отчеты председателей юденратов нескольких малых гетто и принял ряд решений, направленных на скорейшее выполнение приказов немецкой администрации. Последнее заседание совета состоялось 21 декабря 1941 г. [44]

Юденраты были созданы также во многих городах и местечках Волыни, в Ровном, Луцке, Ковеле, Владимире-Волынском и др. Повсюду они действовали по единому образцу, выполняя распоряжения гитлеровцев. Однако, волынские юденраты в отличие от юденратов Восточной Галиции имели в составе правлений больше молодежи. Среди них не встречались представители ассимиляторов и выкрестов. Они были более решительными и в трагические минуты, когда речь шла о жизни и смерти населения гетто, некоторые из них призывали евреев к решительному сопротивлению палачам. В некоторых малых гетто Волыни отдельные члены юденратов стали сами активно участвовать вместе се своими земляками в движении Сопротивления. Они помогали молодежи бежать в леса, включиться в борьбу в партизанских соединениях. [45]

В городах Буковины юденраты наподобие Восточной Галиции возникли в августе - сентябре 1941 г. Они повлияли на старосту г. Черновцы Траяна Поповича, чтобы тот добился у диктатора Антонеску права освободить евреев, занятых на предприятиях города в покое. Такие переговоры Траян Попович вёл с диктатором Румынии, но ничего не добился. Депортация евреев Буковины продолжалась до конца 1942 г. В Черновцах осталось в конце 1941 г. не более 10 тыс. евреев, главным образом которые работали на военных предприятиях. [46] К концу 1941 г. юденраты Галиции, в том числа городов Восточной: Галиции, как и всё еврейское население оказалось фактически во власти нацистских органов СС и гестапо. Гражданская администрация стала орудием в руках полиции и гестапо. Их представители были представлены во всех юденратах, контролировали деятельность всех членов еврейских советов, превратили последних в послушных исполнителей распоряжений и приказов гитлеровских властей.

Председатели еврейских советов и их члены часто менялись. Одних гитлеровцы расстреливали, других ссылали в концентрационные лагеря и лагеря смерти, третьи, не выдержав издевательств, кончали с собой. Мало кто из председателей юденратов умирали своей смертью. Из сохранившихся документов известно, что председателями юденратов в городах Западной Украины были следующие лица:

Город

Фамилия Имя председателя

Численность евреев в 1941г

По Львовской

области:

 

 

Львов

Парнас Юзеф

150-160 тыс

 

Ротфельд Адольф

 

 

Ландесберг Генрих

 

 

Эберсон Эдвард

 

Дрогобич

Герстенфельд Яков

14 000

 

Розенблат Аврагам

 

 

Бергман Иосиф

 

Броды

Катз Израиль

 

 

Фельдман Яков

 

 

Блох

 

Болехов

Коген Авраам

 

 

Райфайзен Ицхак

4000

Бобрка

Сокол Ицхак

3600

Буск

Копельман Гершон

2600

Жолква

Рубинфельд Фебус

4650

Золочев

Мейблюм Зигмунд

6700

Перемышляны

Лейванд Исаак

3000

Рава-Русская

Блюменфельд Хаим

7400

Самбор

Снайгер Леопольд

3650

Стрый

Ваксман Герман

10870

Стрый Самбор

Лау Аврам

3600

Сокаль

Моргенштерн Иосиф

6000

Турка

Кальман Мордехай

4000

Городок

Фридман Аврам

3300

Борислав

Горвиц Феликс

12000

Сколе

Горыфинкель Иосиф

2670

Яворов

Ваксман Исаак

3000

Бобрка

Рубинштен Виктор

 

 

Лирер Марк

3250

Мостицка

Кац Авраам

2330

 

Ротт Хаскель

 

Рудно

Давидович Хаим

 

По Станиславской

области:

 

 

Станислав

Ламм Арон

 

 

Гельдштейн Абрам

27000

 

Сейбальд Мориц

 

 

Шенфельд

 

Галич

Винклер Альберт

1200

Калуш

Мильман Борух, раввин

4000

Коломия

Горвиц Мордехай

15600

Косов

Штейнер Хаим

 

 

Шойхет Рувим

2600

Городенке

Дрогобичер Иосиф

4000

Рогатин

Фарбман Исахар

2700

Снятин

Фурман Соломон

2760

По Тернопольской

Области:

 

 

Тернополь

Фишер Густав

26000

 

Липпе Яков

 

Бережаны

Ройтман Аврам

4200

Бучач

Гофман Иегуда

2200

 

Шварц Исаак

 

Зборов

Фенгендлер Гершон

2000

Залещики

Фишман Яков

1900

Збараж

Альтерман Бер

2700

Кременец

Габер Зигмунт

3400

Теребовля

Мильман Мойсей

1700

Чертков

Блюменталь Нахман

8000

Тульчин

Шварцман Гетзель

3000

 

Гиммельфарб Меер

 

По Волынской

Области:

 

 

Луцк

Куперман Аврам

18000

Владимир Волынск

Моргенштерн Самуил, раввин

18000

Ковель

Морез Борух

13200

Любомль

РОйтман Иосиф

8000

По Ровенской

Области:

 

 

Ровно

Бергман Моисей

22000

 

Сухарчук Яков

 

Острог

 

6400

Сарны

Гальперин Нахемия

12000

По Закарпатью:

 

 

Мукачево

Шандор Штайнер

15000

Ужгород

Лашло Юлигос

9500

По Черновицкой

Области:

 

 

Черновцы

Фильдерман Вильгельм

27000

Сторожинец

Розен Яков

6500

Садагоре

 

4000

Заставна

 

4600

Кицман

 

 

Вижница

 

 

Сучава

 

9000

 

Примечания

    * Израильский историк А.Вайс писал, что в июне 1941 г. в Западной Украине под властью нацистов осталось 70 тыс.евреев: 620 тыс. в Восточной Галиции и около 250 тыс. на Волыни. A.Weiss. Jewish-Ukrainian Relations in Western Ukraine during Holocaust // Ukrainian - Jewich Relations in Historical perspective. Edmenten. Другой израильский историк Я.Спектор в работе на иврите, посвященной истреблению евреев Волыни, утверждал, что в этом крае в июне 1941 г. проживало 250 тыс. евреев. Т.Беренштейн считала, что в Восточной Галиции под властью немцев оказалось от 600 до 650 тыс. евреев. Такие же данные привел немецкий историк Т.Зандкиллер Sandkuhler Т. Vernichtung und Arbeit... S. 174- 178. p. 409 413.
    ** Маурици Аллерханд (1868-1941) - известный правовед, автор многочисленных научных работ по гражданскому праву. С 1917 г. профессор Львовского университета; с 1919 г. - член государственной кодификационной комиссии при президенте Польши, член Верховного суда, польского Сената, многих научных организаций. В 1924-1929 г.г. - председатель еврейской религиозной общины во Львове. Арестован гитлеровцами в августе 1942 г. и сослав в Яновский лагерь, где умер в сентябре 1942 г ( Z*teki Lwоwakiеj". Dоkumrenty i materialy // ВZIН. 1980, N 2-3. S. 114-146 ; Gutterman В. Days of Horror: Jewish Testmonies from German Occupied Lemberg, 1941-1943 (Hebrew). Tel-Aviv. 1991. P. 41.
    *** Еврейская социальная самопомощь начала действовать о конца 1940 г. в Кракове и Варшаве. Во Львове филиал этой организации стал действовать в сентябре 1941 г. Активисты Еврейской социальной самопомощи организовывали общественные кухни, где выдавали бесплатные обеды нуждающимся, главным образом из интеллигенции. Львовский отдел ЕСО опекал детские приюты, дома инвалидов и т.п. В июле 1942 г. отделы ЕСС были запрещены гитлеровцами. Во многих гетто начался голод, участились случаи голодной смерти. В начале 1943 г., когда большинство евреев было уже уничтожено, гитлеровцы разрешили снова создать отделы ЕСС. Бывший руководитель ЕСС в генерал-губернаторстве театровед Михаил Вайхерт снова взялся за эту деятельность. Совет помощи евреям, который возник в конце 1942 г. под названием "Жегота", обвинил его в коллаборационизме. Считалось, что гестапо использует Вайхерта в своих интересах, обманывая мировую общественность (см. Azezynski M., Baicer N., Kryptonim. Zegota. Warszawa, 1974. S. 138-140).
    1. Катастрофа европейского еврейства. Ч. 3-4. С. 302.
    2. Ringelblum E. Kronika getta Warszawskiego. Warszawa. 1983. S.354.
    3. Eisenbach.A. Hitlerowska polityka zaglady Zydow. Warszawa. 1961.S. 245-247.
    4. Гильберг Рауль. Юденраты как сознательные или бессознательные орудия коллаборации (иврит) // Еврейское руководство под властью нацистов. Иерусалим. 1980.С.26,29.
    5. Там же.
    6. Madajczyk Cz. Polityka III Rzeszy w okupowanej Polsce. T. 1-2.
    Warszawa. 1970. T. 1. S.212-225.
    7. Телушкин Й. Еврейский мир. Москва-Иерусалим. 1952. С. 304.
    8. Шульмейстер Ю. Гитлеризм в истории евреев (далее -Гитлеризм...). К. 1990. С. 55-56.
    9. Trunk I. Judenrat The Jewish counsils in Eastern Europe under Nazi occupation. New-York -London. 1972. P. 52.
    10. Катастрофа европейского еврейства... Часть 3-4... С. 246-248;
    Eksterminacja Zydow па ziemiach polskich. Dokument 1. Warszawa. 1957. S. 15-25.
    11. Там же
    12. AGKBZH w Polsce, NTN, Process J.Buhlera. Sygn. 332; ГАЛО, ф. p-35, on. 12, д. 50, л. 1-6; ф. p-1951, on. I, д. 186, л. 1-4, д. 514, л.18; Шульмейстер Ю. Гитлеризм... С. 55
    13. ГАЛО, ф. p-35, оп. 12, д. 50, л. 1-4; ф. р-1951, оп. 1, д. 186, л. 1-3, д. 514, л. 18.
    14. ГАЛО, ф. p-35, оп. 12, д. 50, л. 1-4; ф. р-24, оп.1, д. 390, л. 1 -5.
    15. ГАЛО, ф. р-24, оп.1, д. 390, л.1-5; ф. р-2042, оп. 1, д. 155, л. 60.
    16. ГАЛО, ф. p-35, оп. 5, д.13, л. 1-4; ф. р-24, оп. 1, д. 390, л. 14.
    17. Rubinsztein ?. Pamietnik ze Lwowa // BZIH. Warszawa. 1961. N 61. S. 87-H3.
    18. ГАЛО, ф. р-35, оп. 12, д. 50, л. 1-7.
    19. ГАЛО, ф. р-35, оп. 13, д. 6, л. 5-7; ф. п-З, оп. 1, д. 278, л. 1517; Rubinsztein ?. Pamietnik ze Lwowa// BZIH. N 61. S. 87-113. 
    20. Подсчёты автора на основе архивных данных: ГАЛО, ф. р-24, оп. 1, д. 278, л. 2-8; ф. р-35, оп. 9, д. 37-42 и др.
    21. ГАЛО, ф. р-35, оп. 9, д. 873, д. 53-56.
    22. Там же.
    23. ГАЛО, ф. р-37, оп. 4, д. 55,59.
    24. Eksterminacja Zydow na ziemiach polskich... S.
    25. ЦГИА Украины в г. Львове, ф. 701, оп. 5, Картотека юденрата. 
    26. Там же.
    27. ГАЛО, ф. р-35, оп. 12, д. 127, л.84.
    28. Bonusiak W. Malopolska Wschodnia... 3.24-36.
    29. Rubinsztein ?. Pamietnik ze Lwowa... S. 87-113. 
    30. ГАЛО, ф. р-35, on. 12, д. 50, л. 1-7.
    31. Friedman F. Zaglada Zydow Lwowskich... S. 8-12.
    32. Z "teki Lwowskiej" (Dokumenty i materialy о martyrologii Zydow lwowskich w pierwszych miesiacach hitlerowskiej okupacji.) // BZIH. 1980. N 2-3. S. 114-146; Gutterman В. Days of Herror Jewish Testimonies... P. 22-54.).
    33. Kahane D. Jormam Getho Lwow... S. 15-34.
    34. ГАЛО, ф. р-35, оп. 12, д. 50, л. 1-7; ф. р-24, оп. 1, д. 390, л. 15.
    35. Taffet G. Zaglada Zydow zolkiewskich. Lodz. 1946. S. 20- 25.
    36. Margules Z. Moje przezycia w Tarnopolu... S. 62-96.
    37. ГА ИФО, Ф. Р- 9, 011.1, Д.45, Л.54 - 55; Freundlich E. Die ermordun einer Stadt паmen Stanislau. // Vernichtungspolitik in Polen. Wien.1986. S. 22 - 54.
    38. ГАЛО, ф. р-37, оп. 4, д. 37, л. 52
    39. Rubinsztein ?. Pamietnik ze Lwowa... S. 87-113.
    40. ГАЛО, ф. р-35, оп. 12, д. 50, л. 2-8; ф. р-24, on. 1, д. 390, л. 16.
    41. Там же; ЦГИА Украины в г. Киеве, ф. 4620, оп. 3, д. 278, л. 15 18:Hescheles J. Oczyma dwu nastoletniej dziewczyny. Krakow. 1946. S. 
    42. ЦГИА Украины в г. Киеве, ф. 4620, оп. 3, д. 305 л. 1-20 ГАЛО, 4220
    43. ГАЛО, ф. р-24, оп. 1, д. 390, л. 1-10.
    44. Там же, л. 1-4.
    45. The Holocaust of Volinian Jews... P. 66-88,
    46. Головатый И. 50- летие катастрофы евреев Молдовы и Транснистрии.// "Биробид. Штерн "1991, 12 дек.

 




Создан 30 июн 2013



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником

Интернет реклама УБС