СТАРИЙ КАЛУШ

В БОЯХ ЗА КАЛУШ




В ПРЕДГОРЬЯХ КАРПАТ

 

С наступлением темноты полк выступил в заданном направлении. Километрах в шести-восьми от Галича противник обстрелял головную походную заставу — 1-ю стрелковую роту. Стрелки с ходу развернулись в боевой порядок и атаковали врага. Гитлеровцы отошли в направлении реки Ломница, где в бой вступил 1-й батальон.

При подходе к селу Подгорки, последнему населенному пункту перед Калушем, головная походная застава была вновь обстреляна противником из пулеметов и автоматов. Рота залегла, начала окапываться и открыла ответный огонь. Принимаю решение обойти Подгорки 2-м стрелковым батальоном и одновременно атаковать врага с фронта и фланга. Противник из района Калуша повел артиллерийский огонь, появилось несколько «пантер».

Оценив обстановку, принимаю решение занять круговую оборону. К утру 26 июля подоспел 3-й дивизион 379-го артиллерийского полка дивизии и приданный 269-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк.

После короткой артиллерийской подготовки стрелковые батальоны обошли противника с фланга и атаковали его. Враг не выдержал натиска и отошел к Калушу.

Утром 27 июля до 20 танков гитлеровцев двинулись на позиции 1-го батальона. За танками шла пехота, ведя огонь из автоматов. По наступающей пехоте открыли огонь минометчики и артиллеристы. Гитлеровцы несли потери, но продолжали атаку.

Наши пехотинцы, пропустив танки противника через окопы, открыли огонь по фашистской пехоте. Проявила стойкость 3-я стрелковая рота капитана А. Ф. Фисуна. Находившиеся в боевых порядках восемь противотанковых орудий открыли огонь по прорвавшимся бронированным машинам. Сразу же загорелось три танка, а через 10–20 минут — еще четыре. Враг дрогнул, начал отходить.

28 июля, освободив Боднаров, к боевым порядкам 600-го стрелкового полка вышел 15-й стрелковый полк, с которым мы совместно атаковали противника. Однако эти действия успеха не принесли. Враг оказал сильно огневое сопротивление.

К вечеру, после артиллерийского налета, пошли в наступление около 30 танков и до полка пехоты гитлеровцев. После жестокого многочасового боя противник захватил Подгорки и Студинку и оттеснил нас от Калуша. Захваченный в плен экипаж подбитого фашистского танка показал, что их дивизия отступала из района Станислава в направлении Стрыя, но их вернули назад, на Калуш, и бросили в бой. Враг цеплялся за Калуш еще и потому, что через него отходила на Долину Станиславская группировка.

Город Калуш был освобожден 30 июля 1944 года совместными усилиями 147, 141, 395-й, а также частью сил 161-й стрелковых дивизий.

 

И. В. САКСЕЕВ, полковник в отставке ЧЕРЕЗ ДНЕСТР

К утру 23 июля наш 600-й стрелковый полк 147-й стрелковой дивизии подходил к Днестру, восточнее города Галич. Мне как командиру полка до подхода главных сил к реке необходимо было увидеть район форсирования. Вместе с начальником разведки капитаном В. С. Ткаченко, начальником инженерной службы капитаном Е. П. Елизарьевым, в сопровождении разведчиков мы выехали вперед. Вскоре догнали взвод конной разведки полка. Командир взвода лейтенант Б. И. Мурашов доложил, что дозор достиг реки Днестр, но противника не обнаружил. Мы спешились на высотке, откуда открывалась широкая панорама местности. Вдали виднелся Галич. Возле города — лента Днестра. Долина реки достигала двух — двух с половиной километров ширины, противоположный берег высокий, восточный — более отлогий.

Через несколько минут раздался сильный взрыв — это фашисты взорвали мост через Днестр. В том же направлении слышалась ожесточенная перестрелка. Противник оказал упорное сопротивление нашему соседу — 155-й стрелковой дивизии. Левее, со стороны села Дубовцов, где должен форсировать реку сосед слева — 640-й стрелковый полк, — тоже нарастал шум боя.

На нашем участке место для форсирования явно неподходящее: подступы к реке открыты, противник находится на господствующих высотах. Так, вероятно, решили и гитлеровцы, — нас здесь не ожидали. Этим нужно было немедленно воспользоваться. Мы решили форсировать реку ночью, а днем старались ничем не выдать нашего намерения.

Утром следующего дня я провел рекогносцировку. Вечером батальоны стали скрытно выдвигаться к реке. К 22 часам подразделения заняли исходное положение для форсирования. Первыми отправились на противоположный берег две лодки с десантом в составе 30 человек от 3-го батальона. Вскоре лодки возвратились и забрали остальных бойцов. Со второй группой пошел командир 3-го батальона капитан Е. Д. Матюк. Маскируясь, бойцы стали подниматься по крутому обрыву. В разгоревшейся схватке было взято 12 пленных. Оборонявшееся здесь подразделение гитлеровцев начало отходить.

По-иному сложилась обстановка в районе переправы 2-го стрелкового батальона, несколько севернее Дубовцов. Посланные с десантом первые две лодки встретили плотный огонь противника. Первую лодку враг потопил. Вторая лодка вернулась.

Принимаю решение прекратить одновременное форсирование Днестра и 2-м батальоном. Он переправлялся вслед за 1-м. 3-й батальон к трем часам ночи 24 июля расширил плацдарм до 700–800 метров по фронту и до 300 метров — в глубину.

Из четырех лодок соорудили два парома для переброски орудий, минометов и повозок. Лошадей переправляли вплавь. Начальник артиллерии полка капитан В. П. Котляров вместе с командирами полковых батарей лично руководил погрузкой каждого орудия, каждого миномета.

В три часа начало светать. Над рекой и прилегающей к ней долиной стлался густой туман, надежно маскировавший наши действия. К 8.30 полностью переправился и 1-й стрелковый батальон капитана И. С. Лунина вместе с минометами, 45-миллиметровыми орудиями и обозом.

К 9 часам утра туман рассеялся. Над боевыми порядками полка появился вражеский самолет-разведчик. Медлить больше нельзя. Даю команду к атаке. Полковая и дивизионная артиллерия произвели десятиминутный огневой налет.

Грянуло громкое, протяжное «ура». Два батальона успешно атаковали позиции врага и начали продвигаться в направлении Галича. Противник вел беспорядочный огонь. Автоматная и пулеметная стрельба, разрывы мин и снарядов то утихали, то разгорались с новой силой. Враг отошел.

К 14 часам 24 июля Галич освободили. Однако, когда полк продвинулся за город километра на два, он был контратакован пехотой противника при поддержке танков и самоходных орудий. Бой продолжался до 18 часов. Во время его отличились 1-я и 3-я минометные роты, которыми командовали капитаны Н. И. Щеглов и Бондарь, а также батарея 120-миллиметровых минометов капитана Н. И. Глазунова. Минометчики открыли прицельный огонь по контратакующему противнику и вынудили его залечь. В это время по танкам и самоходкам врага повели огонь батарея 76-миллиметровых пушек капитана И. Д. Плахова и часть орудий батареи 45-миллиметровых пушек старшего лейтенанта Логвиненко. Вражеские танки отошли за противоположные скаты высот.

Зазвонил телефон. У аппарата — командир дивизии полковник И. С. Герасимов:

— Ваш полк первым в корпусе форсировал Днестр, захватил плацдарм. Командир корпуса генерал Ф. Е. Шевердин объявил благодарность всему личному составу.

После этого комдив поставил новую задачу:

— 600-му полку свой участок передать и, совершив ночью марш, овладеть городом Калуш и удерживать до подхода главных сил дивизии.

 

Г. В. БУРНАШОВ В БОЯХ ЗА КАЛУШ

Возвратившись из штаба дивизии, подполковник Хамидов собрал на высотке у села Дубовцы командиров подразделений.

— Нашему 15-му стрелковому полку приказано, — начал Хайдар Курбанович, развернув карту на походном столике, — форсировать Днестр южнее Галича и, преодолевая сопротивление гитлеровцев, двигаться к Калушу.

Каждому батальону было поставлено конкретное боевое задание. Когда офицеры получили разрешение разойтись по местам, Хамидов остановил капитана Максимова.

— Твой батальон наступает первым…

— Хайдар-ака, батальон выполнит свою задачу, — заверил Максимов Хамидова.

— Успеха тебе, сынок, — командир полка крепко пожал руку капитану.

Солдаты и офицеры с большой любовью относились к подполковнику Хамидову и с уважением называли его Хайдар-ака. Так в Узбекистане почтительно обращаются к старшим. Они знали, что в год смерти вождя революции Владимира Ильича Ленина Хайдар Хамидов вступил в комсомол, пять лет спустя стал коммунистом, смело и мужественно защищал Советскую власть от басмачей, умело руководил боевыми действиями полка в боях с фашистами.

Для форсирования Днестра подполковник Хамидов решил кроме подручных переправочных средств использовать еще полуразрушенный железнодорожный мост через реку. Но на нем застрял паровоз с несколькими вагонами.

— Кто может вывести с моста паровоз? — передали по батальонам запрос командира полка.

Однако специалиста, знающего это дело, не нашлось.

— Начштаба! Останешься за меня, — приказал Хамидов и побежал к мосту, обстреливаемому гитлеровцами. Через несколько минут паровоз медленно пополз на противоположный берег. Под огнем противника по мосту первым пошел батальон капитана Максимова. Тесня врага, полк расширил плацдарм.

Чудеса храбрости в этих боях показали многие воины полка. Молодой коммунист, командир взвода противотанковых ружей младший лейтенант Александр Коряков подбил вражеский танк. Фашисты засекли позицию бронебойщика и перенесли огонь на нее. Когда другое вражеское самоходное орудие вплотную подошло к позициям взвода, Коряков с пистолетом в руке вскочил на самоходку и перестрелял экипаж. Самоходка остановилась. Но в Корякова выстрелил гитлеровский офицер. Его тут же прикончил комсорг батальона лейтенант Мишин.

— За мной, ребята! — крикнул комсорг.

Воодушевленные мужеством Корякова, бойцы поднялись в атаку. Мишин с горсткой солдат первым ворвался на окраину Боднарова, захватил в плен трех гитлеровцев. Противник бросил против наступающих самоходки. Узнав об этом, Хамидов направил на опасный участок роту противотанковых ружей. Последовав примеру Корякова, лейтенант Мишин подбил самоходку противника, но и сам был смертельно ранен.

Над лежащим на опаленной траве комсоргом склонились бойцы. Лейтенант взглянул на голубое небо и, превозмогая боль, тихо произнес:

— Бейте фашистских гадов, ребята, и за меня тоже… Это было последнее завещание комсорга Мишина.

Мстя фашистам за смерть боевых побратимов, 5-я рота вновь бросилась в атаку и, овладев северо-западной окраиной Боднарова, вышла на шоссе Станислав — Калуш. Две другие роты уничтожили два взвода и захватили в плен большую группу солдат и офицеров противника. Полк развивал дальнейшее наступление.

Ведя трудные бои с крупными силами противника, отходившего из Станислава на Калуш, 3-й батальон 15-го стрелкового полка и 1-й батальон 600-го стрелкового полка продвигались вперед и к исходу 26 июля вышли к восточной окраине Калуша. Враг предпринимал контратаки силами до батальона пехоты при поддержке артиллерии и танков. Положение полка осложнилось, когда Станиславская группировка гитлеровцев, отступая, пыталась прорваться через Калуш. Ожесточенные бои с превосходящими силами противника подразделения вели 27 и 28 июля в районе Калуша, сел Подгорки, Вистовая, Бабин.

В районе села Бабин второй батальон капитана Максимова в течение тридцати часов отбивал контратаки гитлеровцев. Против двух рот батальона противник бросил десять танков и двадцать автомашин с пехотой. Бойцы подбили пять танков и девять автомашин.

Однако гитлеровцам удалось потеснить, а затем и отрезать полк Ха-мидова от остальных частей и подразделений дивизии.

От бессонницы и переутомления глаза у Хайдара Курбановича покраснели, но он, казалось, не ощущал усталости. Из одного подразделения комполка перебирался в другое, руководил подготовкой к бою. Случайно вместе со старшим лейтенантом Клименко он оказался вблизи расположения фашистов. Клименко заметил, как верхушки колосившейся ржи подозрительно зашевелились.

— Там кто-то притаился, — шепнул он, потянув за рукав Хамидова. Не успел офицер договорить, как в них полетела граната. К счастью, взрыв раздался уже после того, как они оба упали на землю.

Подполковник быстро вскочил и полоснул по гитлеровцам из автомата, который всегда носил с собой. Три фашиста упали, сраженные меткими выстрелами. Хамидов как ни в чем не бывало продолжал прерванный разговор:

— Так что ты сказал?

Даже видавший виды старший лейтенант Василий Клименко удивлялся железной выдержке подполковника. Этот, казалось бы, рядовой на войне случай еще больше повысил авторитет командира.

30 июля 1944 года трудовой Калуш ликовал. Он был полностью очищен от фашистских захватчиков советскими частями, в числе которых находился и 15-й стрелковый полк офицера Хамидова.

За успешные боевые действия на Прикарпатье 147-я стрелковая дивизия награджена орденом Богдана Хмельницкого. За участие в освобождении города Станислава ей присвоено почетное наименование «Станиславская».

Хайдар Курбанович Хамидов награжден полководческим орденом Александра Невского, лейтенант Мишин — орденом Ленина, младшему лейтенанту А. П. Корякову присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

«Наши богатыри», — говорили о них солдаты. И таких, как они, было немало в каждой роте, в каждом батальоне. Поэтому и 15-й стрелковый полк назвали полком богатырей.

…Не забывает Прикарпатья Хайдарака. Полковник в отставке X. К. Хамидов переписывается с красными следопытами Ивано-Франковска и Калуша. Ветеран отдает сейчас весь огонь своего сердца делу патриотического воспитания советской молодежи.



Создан 02 июн 2013



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником

Интернет реклама УБС